Дом 2 писателей

Дорогие авторы! Добро пожаловать в дом демократов. Долой классическую литературу!
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Woolfdegorg, Байт, Lolita 
Клуб писателей и поэтов » Творчество » Жанр: Фэнтези, фантастика, сказка » Каена. (Фэнтези.)
Каена.
Треш-кинДата: Вторник, 18.10.2011, 09:32 | Сообщение # 1
Новичок
Группа: Читатель
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 1.

Тьма сгущалась над болотом. Она разбрасывала черные клочья среди торчащих из мутной хляби мертвых деревьев. С ее наступлением из трясин и топей поднимались существа, для которых все живое противоестественно и чуждо. Ночь в этом гиблом месте равносильна смерти.
Старик Хет был один из немногих, кто не боялся болота. Его душа была частью той мглы, что призывает неведомых тварей – порождений темноты и страха. Душа черного колдуна.
Хет шел по одному ему ведомой тропе, и его ноги почти не утопали в болотной жиже. Опираясь на деревянный посох, он быстро продвигался сквозь сгущающийся мрак, без труда находя дорогу.
За стариком шагал четырнадцатилетний мальчик. Холодный осенний ветер то и дело срывал с него капюшон, обнажая бритую наголо голову. В отличие от колдуна, ему было страшно. Мальчик слышал много пугающих историй про болото и он им верил. Любой, оказавшийся среди этих топей, поверит во что угодно.
С наступлением темноты болото наполнилось странными звуками. Мальчик слышал, как где-то недалеко с треском упало дерево. Послышался жуткий, похожий на собачий лай хохот. По спине мальчика пробежали мурашки, и он прибавил шаг, чтобы быть поближе к старику.
- Мне страшно, Хет, - приглушенным голосом сказал он. – Скоро мы придем?
- Мы почти пришли, - не оборачиваясь, ответил колдун. – И ничего не бойся, Серко. Пока ты со мной, тебе нечего бояться.
- Я знаю, Хет, - шепотом, чтобы не услышал старик, произнес мальчик. – Но мне все равно - страшно.
В наступившей тьме мертвые деревья светились зеленоватым призрачным светом, и Серко казалось, что между ними движутся огромные тени. Вдруг за спиной мальчик услышал детский плач. Совсем рядом.
- Не оборачивайся! – резко выкрикнул Хет. – Просто иди вперед и не оборачивайся!
Некоторое время Серко слышал, как за ними что-то движется, и его сердце готово было разорваться от страха, но скоро детский плач стих. Что-то большое со вздохом последовало обратно, в болото. Оно потеряло интерес к мальчику и старику.
- Вот мы и пришли, Серко, - вдруг произнес колдун.
Охваченный страхом мальчик даже не заметил, как они зашли на большой участок сухой земли.
- Что это за место, Хет? – тихо спросил Серко.
- На этом острове находится древнее капище, - так же тихо ответил старик. – С древних времен сюда приходили колдуны, чтобы умереть.
- Как умереть?! – воскликнул мальчик. – О чем ты говоришь, Хет?!
- Спокойно, Серко, - с грустью улыбнулся старик. – Ты мой ученик и должен знать: настоящий колдун не может умереть просто так. Он должен передать свой дар другому человеку.
- Нет, Хет, - замотал головой мальчик. – Ты не можешь…
- Я должен, Серко, - перебил его колдун. – Я многому тебя научил, но ты не станешь настоящим колдуном, пока не получишь мою силу. Мой путь закончится здесь и сейчас! Поверь: моя смерть будет легкой, ведь я буду знать, что передал свой дар достойному человеку. Тебе, Серко.
По лицу мальчика текли слезы. Он знал, что Хет вошел в ту стадию жизни, когда его темная сила сжигала душу с каждым прожитым днем. Эта сила больше не была даром – она тяготила. Ее надо отдать.
- Я понимаю, Хет, - вытерев рукавом слезы, произнес Серко. – Я готов забрать твою силу.
- Хорошо, мальчик, - кивнул колдун. – Следуй за мной.
Серко шел за Хетом к центру острова. Ветер в очередной раз сорвал с его головы капюшон, но мальчик не стал надевать его снова. Земля, как и мертвые деревья, светилась призрачным светом. От нее исходила странная, но приятная энергия. Несмотря на необычность этого места, ничто не указывало, что здесь было кладбище колдунов.
- Здесь, - остановившись, произнес Хет. – Это произойдет здесь.
Мальчик и колдун стояли возле каменного, с вырезанными на нем рунами, стола.
Ветер усилился. Под его резкими порывами трещали деревья. А иногда он завывал, как раненый зверь, и ему страшными голосами вторили болотные твари. Ночь становилась буйной.
- Не будем медлить, - сказал Хет. – Я слышу, как древние боги зовут меня.
Отдав Серко посох, колдун лег на каменный стол и закрыл глаза.
- Что мне делать? – прикрываясь рукой от ветра, закричал мальчик.
- Просто стой и жди, - ответил Хет. – Все произойдет само собой.
Казалось, энергия, исходящая от земли, усилилась, а воздух наполнился вибрацией. Мальчик кожей чувствовал слабое покалывание. Несмотря на холодный ветер, ему стало жарко. Болото вокруг острова задышало зловонным дыханием, с каждым вдохом испуская жуткий протяжный рев. Затрещали ломаемые деревья, словно что-то огромное бродило вокруг острова, натыкаясь на сухие мертвые стволы. В небе засверкали нити молний, сопровождаемые оглушительными раскатами грома. Природа прощалась с великим темным колдуном.
Неожиданно молния вонзилась в лежащего на столе Хета.
Ослепленного вспышкой мальчика отбросило назад. Он упал на землю и закрыл руками глаза. Оглушенный громом, Серко слышал лишь гул в своей голове. Но было что-то еще: лежа на холодной земле, он чувствовал, как по венам растекается сила. Словно ветер проник под кожу со всей своей необузданностью и мощью. Словно дыхание природы стало его дыханием. Несмотря на смерть учителя, Серко никогда не чувствовал себя так хорошо. Темная сила проникала в каждую клетку его тела.
Мальчик лежал долго, наслаждаясь новыми ощущениями. Когда зрение пришло в норму, он поднялся с земли и посмотрел на каменный стол. Хет исчез. Не было даже обугленных останков. Гроза прекратилась и стих ветер. Болото казалось Серко спокойным и безмятежным, оно больше не пугало его. Наоборот, мальчик чувствовал какую-то мрачную притягательную красоту. Ощущал себя частью этой красоты.
- Теперь я настоящий колдун, Хет, - прошептал он. – Спасибо тебе!
Глава 2.

Каена бежала из последних сил. Холодный осенний воздух обжигал легкие. Перед глазами плясали темные пятна.
Споткнувшись о торчащий из земли корень, девочка упала на пожухлую листву. Она чувствовала, что погоня близко, но так не хотелось подниматься и бежать дальше. Голова кружилась от усталости.
На глаза навернулись слезы отчаяния. Девочка сознавала, что сдаваться нельзя - надо двигаться дальше, но силы были на исходе.
С трудом встав на колени, Каена подняла лицо к небу и посмотрела на темные тяжелые облака. Они клубились между крон пожелтевших деревьев, готовые в любой момент обрушиться на землю холодным осенним ливнем.
Вдруг на душе девочки стало спокойно. Она приняла неожиданное для самой себя решение: защищаться. Каена сознавала, что шансов у нее нет, но отчаяние, которое, возможно, испытывают загнанные в ловушку звери, сменилось беспричинной храбростью. По крайней мере она умрет с достоинством и избежит той участи, что была для нее хуже смерти.
В зеленых глазах девочки блеснул яростный огонек.
Встав на ноги, она посмотрела в сторону, откуда должны были показаться преследователи. Тяжелое дыхание еще не успокоилось после долгого бега, а сердце готово было выскочить из груди от возбуждения… но не от страха.
Дрожащей от холода рукой девочка откинула со лба черную прядь волос и стала ждать. На кожаном поясе висели маленькие ножны, из которых торчала резная белая рукоять. Каена никогда не расставалась с этим ножом – он вселял уверенность.
Между деревьев показались всадники. Их было трое. Девочка не удивилась, что ее так легко выследили: отчим считался неплохим охотником и следопытом.
Вытащив нож, Каена выставила его перед собой. Побелевшая от напряжения рука дрожала.
Увидав, что девочка не собирается убегать, всадники остановились в нескольких шагах от Каены и спешились. Вперед вышел худощавый высокий мужчина. Его лицо было красным от частых возлияний, а маленькие глазки сверкали злобными огоньками. Кирк. Ненавистный отчим Каены, еще сегодня утром продавший ее в бордель.
- Ты что же, маленькая сучка, - хриплым голосом сказал он. – Думала, что сможешь от меня сбежать? Я получил за тебя хорошие деньги!
- Не подходи, - сквозь зубы процедила Каена. – Или клянусь: я воткну этот нож в твое брюхо!
- Вы посмотрите на нее, - усмехнулся Кирк. – Эта букашка смеет мне угрожать!
Стоявшие возле лошадей спутники Кирка издали короткие смешки.
- Я не вернусь! – воскликнула девочка.
- Смирись, - со снисходительной улыбкой сказал отчим. – Твоя судьба быть шлюхой в городском борделе. Если ты не вернешься, то сдохнешь в этом лесу. Хотя нет! Я сам прикончу тебя.
- Прежде чем ты меня убьешь, я успею пустить тебе кровь! – твердо произнесла Каена.
Улыбка сошла с лица Кирка, а глаза превратились в две злобные щели.
- Плевать на деньги, - прохрипел он. – Я не откажу себе в удовольствии перерезать твою поганую глотку!
Вытащив из ножен короткий меч, Кирк направил его на Каену и пошел вперед.
В сознании девочки промелькнула мысль, что это последние мгновения ее жизни, но вдруг случилось то, чего она никак не ожидала: Кирка отбросило назад. Из его плеча торчало оперение стрелы. Отчим попятился и, споткнувшись, упал на землю.
Ошеломленная Каена обернулась и увидела, как к ним приближается женщина. Ее волосы были цвета желтой осенней листвы, а перекинутая через плечо коса доходила до самого пояса. В правой руке она держала небольшой лук.
Лежащий на земле Кирк издал сдавленный крик, по-видимому, он только сейчас осознал, что произошло. Его спутники, побросав поводья лошадей, выхватили мечи.
- Так, так, так! – подойдя, сказала женщина. – Я смотрю, вы решили прикончить эту несчастную девчонку?! И это в моем-то лесу! – ее голос был хрипловатый и грубый.
Мужчины опустили мечи, и один из них неуверенно произнес:
- Нет, Госпожа. Это… это. Вы не так поняли…
- Я поняла то, что видела! – закричала женщина. – А видела я – как вот этот змей, - указала она на стонущего на земле Кирка, - Хотел прикончить девчонку!
Кирк перестал стонать. Он испуганно смотрел на стоявшую над ним женщину.
- Ты знаешь – кто я? – строго спросила она. – Я по твоим поганым глазам вижу, что знаешь!
- Да, Госпожа, - морщась от боли, ответил Кирк. – Ты хозяйка леса. Мареса.
- Верно, - Мареса перевела взгляд своих серых глаз на стоявших возле лошадей мужчин. – Можете считать, что вам сегодня повезло. Я разрешаю вам забрать эту раненую тварь, - она снова указала на Кирка, - И бежать из моего леса.
Мужчины, засунув мечи в ножны, подбежали к раненому и стали поднимать его с земли.
- А ты, - посмотрев на стоявшую в каком-то оцепенении Каену, сказала Мареса, - Отправишься со мной.
 
АкимычьДата: Среда, 19.10.2011, 09:48 | Сообщение # 2
Мудрый Правитель
Группа: Администратор
Сообщений: 701
Награды: 17
Репутация: 24
Статус: Offline
Quote (Треш-кин)
Она разбрасывала черные клочья среди торчащих из мутной хляби мертвых деревьев.


выделенное слово красным непонятно кому относится, возможно вы имели в виду "клочья тьмы"

Quote (Треш-кин)
Старик Хет был один из немногих, кто не боялся болота.


последнее предложение звучит примитивно, думаю так будет лучше: Старик Хет был один из немногих, кто не боялся болотных мест.

Пока дошел до середины, время будет дочитаю до конца.


Мир скучен, когда пишешь мир расцветает.
 
Треш-кинДата: Среда, 19.10.2011, 14:04 | Сообщение # 3
Новичок
Группа: Читатель
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (Акимычь)
выделенное слово красным непонятно кому относится, возможно вы имели в виду "клочья тьмы"

Если читать с предыдущим предложением, то вроде все понятно.
Спасибо Акимычь!

Добавлено (19.10.2011, 04:04)
---------------------------------------------
Глава 3.

Восходящее солнце окрасило небо в красные тона, когда Серко вышел с болотной тропы на сухую землю. Заклубились легкие серые клочья тумана. Деревья на окраине болота росли больными и чахлыми, словно дыхание топей вытягивало из них жизненную силу, но Серко чувствовал близость живого леса. Он ощущал его свежий аромат, который уже не могло заглушить трухлявое болотное зловоние.
Серко оглянулся и посмотрел на затянутую дымкой трясину. Мальчик с трудом помнил, как ушел с острова, где умер Хет. Он словно находился в каком-то трансе, шагая по темному болоту и неосознанно находя притопленную мутной хлябью тропу. Как будто со смертью колдуна ему передалось какое-то наитие.
Несмотря на позднюю осень, лес далеко за пределами болота казался живым. Он дышал утренней свежестью и чистотой. Лучи восходящего солнца отражались от влажных желтых листьев, зажигая деревья искрящимся светом.
Раньше Серко не замечал красоты природы. Она была хорошим, но не вызывающим никакого восторга окружением. Естественной и обыденной, как повседневная одежда. Сейчас же мальчик чувствовал дыхание всего, что его окружало. В шелесте листьев он слышал прекрасную музыку, а земля источала влажный приятный аромат. Природа обнажала свое волшебное естество, словно специально для него – для Серко. Смерть Хета изменила сознание мальчика. Переданная колдуном сила обострила чувства, позволяя видеть и слышать сокрытое для простого смертного.
Дом колдуна, в котором Серко провел почти пять лет, обучаясь различным магическим премудростям, еще не показался между деревьев, а мальчик уже почувствовал, что возле дома кто-то есть. Образ человека в черном плаще вспыхнул в сознании и погас, как брошенный в воду уголек. Предвидение. Серко всегда завидовал Хету, обладавшему этой способностью, и теперь переданная им сила выдавала такие неожиданные, но приятные сюрпризы.
Скоро мальчик вышел на небольшую поляну, в центре которой стоял довольно крупный для лесной глуши дом. Строение окружали четыре огромных вековых дуба. Их ветви тяжелыми лапами нависали над покатой крышей, а густая, еще не опавшая листва затеняла и без того почерневшие от времени бревенчатые стены.
Дом старика Хета. Именно так называли это место в Сером городе и близлежащих селениях. Пройдет какое-то время, и Серко почувствует себя здесь хозяином… но не сейчас – часть души великого колдуна еще не скоро покинет эти глухие места.
Мальчик обошел дом и увидел топтавшегося возле дома человека в черном плаще. Точь- в-точь, как в видении.
Вдруг Серко почувствовал отвращение. И что странно: это чувство вызвал не конкретно этот человек, а сама его человеческая природа. Для мальчика это стало неожиданным откровением: темная сила, поселившаяся в его крови и сознании, ненавидела людей. Ненависть была густой и черной, как ночь, которую он провел на болоте.
Мужчина был небольшого роста и толстый, как бочонок. Его одутловатое лицо обрамляли светлые засаленные волосы. Рядом с ним стояла привязанная к засохшему смородиновому кусту оседланная кобыла. Увидав приближающегося мальчика, мужчина недовольно крикнул:
- Где старик Хет? Я уже несколько часов его дожидаюсь.
Серко не ответил. Он подошел к мужчине и, посмотрев в его мутные глуповатые глаза, грубо спросил:
- Ты кто такой?
- Я - Элай, чтоб тебя! – резко воскликнул мужчина. – Трактирщик из Серого города. Где колдун?
- Хет умер, - сказал мальчик. – Умер сегодня ночью. Если у тебя, трактирщик, есть какое-то дело – обращайся ко мне.
Густые брови Элая поползли вверх, образовав на лбу морщинистые складки. На лице отразилось потрясение. Очевидно, он относился к тем людям, которые верят, что все колдуны бессмертны.
- Как умер? – сдавленным голосом произнес Элай. – Старик Хет… умер? Он умер?
- Перестань повторять слово “ умер”, трактирщик, - раздраженно сказал Серко. – Говори, зачем пришел. То, что делал Хет, могу делать и я – во мне живет его колдовская сила.
Элай скорчил недовольную гримасу и, сощурив правый глаз, недоверчиво посмотрел на мальчика.
- Ты? – хриплым голосом произнес он. – Да ты всего лишь мальчишка – из тебя такой же колдун, как из меня святой. Будь я проклят, если тебе поверю!
- Проклясть тебя ничего не стоит, трактирщик, - в голосе Серко сквозило презрение. – А если ты хочешь убедиться в моей силе, то я могу это устроить. Только боюсь – тебе не понравится… так как – ты мне веришь?
- Я… я не знаю, - уже менее уверенно сказал Элай. – Мне кажется… я думаю, что такой мальчишка, как ты…
- Хорошо, - резко перебил его Серко. – Тебе нужны доказательства? Нет ничего проще!
Глаза мальчика подернулись темной пеленой. Черная дымка затмила зрачки, лишая взгляд какого-либо выражения, и в глубине этой дымки с яростью заметался маленький огонек.
- В твоей голове крыса, трактирщик! - прошипел он. – Она выгрызает в твоем мозгу дыры, а ее зубы источают яд!
Элай с ужасом попятился, но в следующее мгновение упал на колени и схватился руками за голову. Лицо сморщилось от невыносимой боли. Он открыл рот, и из его глотки вырвался хриплый крик. Глаза стали красными из-за лопнувших сосудов.
Серко сел перед Элаем на корточки и спокойно, словно ничего не произошло, спросил:
- Ну, так как – теперь ты мне веришь?
- Да, да, да! – закричал Элай. – Я верю тебе! Клянусь великой пустотой – я тебе верю!
- Хорошо, трактирщик, - поднимаясь, сказал мальчик. – В твоей голове больше нет крысы. Когда оклемаешься, обсудим дело, из-за которого ты пришел.
Глава 4.

Каена никак не могла прийти в себя. От пережитого потрясения она даже перестала чувствовать усталость. Девочке все еще не верилось, что избежала неминуемой смерти. И все благодаря идущей рядом с ней женщине- Маресе, которую ублюдок Кирк, почему-то назвал Хозяйкой леса.
Одежда Маресы была такая же, какую обычно носят охотники: коричневая кожаная куртка, кожаные штаны и короткие сапоги, но более мягкая выделка и вышитые разноцветными толстыми нитями узоры на куртке и штанах, отличали ее от мужской одежды. В красивую длинную косу женщина вплела яркую зеленую ленту. Каена дала бы Маресе лет тридцать пять, не больше, но в серых умных глазах было что-то такое, что выдавало в ней человека, повидавшего много в своей жизни.
После того, как Мареса забрала Каену с собой, женщина не проронила ни слова. Она молча шагала по грязно-желтой от опавших листьев земле, и не обращала на девочку никакого внимания. Каену стало тяготить это молчание, и она решилась заговорить:
- Куда мы идем, Мареса?
- Ко мне домой. Куда же еще? – даже не взглянув на девочку, ответила женщина. – Думаю, сегодня ты достаточно набегалась.
Некоторое время опять шли молча, но скоро Каена снова спросила:
- Почему Кирк назвал тебя Хозяйкой леса? Ты что – правда хозяйка леса? И почему охотники тебя так испугались?
- Ну, сама посуди, - на этот раз Мареса посмотрела на девочку и слегка улыбнулась, - какая у леса может быть хозяйка? Это же лес, а не вещь какая-нибудь. То, что я живу в лесу, совершенно не значит, что я здесь главная. Не знаю, почему меня так прозвали, но скажу тебе вот что: мне это нравится! – женщина с хитринкой подмигнула девочке.
- Но почему они тебя испугались? – снова спросила Каена.
- Об этом я тебе как- нибудь потом расскажу. Но поверь: на то были очень серьезные причины. Кстати - тебя как зовут?
- Каена, - ответила девочка. – А того ублюдка, что ты ранила, зовут Кирк. Он мой отчим. Из-за него умерла моя мать, а меня он продал в бордель.
- Поэтому ты убегала? – спросила Мареса.
- Да, поэтому, - в голосе девочки проскочили злобные интонации. – Почему ты не убила эту поганую тварь?
- А с какой стати мне его убивать? – лицо женщины стало серьезным и сосредоточенным. – Лично мне он не сделал ничего плохого. Проучить – это одно, но убивать… если тебе так неймется, то как- нибудь прикончишь его сама.
Девочка не стала отвечать на слова Маресы. Она шла вперед, глядя на землю, и чувствовала, как постепенно отступает нахлынувшая на нее волна ярости.
Скоро они вышли к небольшому лесному озеру. От красоты этого места у девочки перехватило дыхание: озеро в окружении пожелтевших кленов и дубов отражало темнеющее вечернее небо. На его спокойной глади плавали опавшие листья. На берегу стоял небольшой аккуратный сруб, очень гармонирующий с окружающей его природой. Все вокруг дышало чистым спокойным дыханием осени.
Мареса остановилась и широким жестом указала на дом и озеро, словно хвастаясь своим жильем.
- Вот здесь, Каена, я и живу, - с нескрываемой гордостью сказала она.
- Это… это самое прекрасное место, которое я видела в жизни! – восхищение девочки было более чем искренним.
- Подозреваю, - усмехнулась Мареса, - что ты вообще мало, что видела. Но я с тобой согласна – здесь красиво!
- Я так и не поблагодарила тебя за то, что ты меня спасла, - на глазах девочки навернулись слезы. – Спасибо тебе, Мареса!
- Рада была помочь, - положив мягкую ладонь на голову Каены, тихо сказала женщина. – И перестань плакать – я, знаешь ли, этого терпеть не могу.
Легкий ветерок принес с озера запах прохладной свежести. Девочка вдохнула его полной грудью, чувствуя, как душа наполняется блаженным спокойствием. Каена не помнила, чтобы когда- нибудь чувствовала себя так хорошо. Возможно, в далеком детстве. Очень далеком. Когда был жив ее отец, а матери не надо было браться за самую грязную и тяжелую работу, чтобы свести концы с концами. Когда ее старшего брата еще не отдали на обучение этому проклятому колдуну.
- Становится холодно, Каена, - тихо сказала Мареса. – Пойдем в дом. Мне кажется, ты ужасно проголодалась... впрочем, как и я.
- Да, Мареса, - слегка улыбнулась девочка. – Я ужасно проголодалась.
Женщина взяла Каену за руку, и они пошли к дому.
Над темнеющим лесом показалась полная желтая луна. Ее лик отразился в тихой глади лесного озера. Приближалась спокойная осенняя ночь.

Сообщение отредактировал Треш-кин - Среда, 19.10.2011, 14:03
 
Клуб писателей и поэтов » Творчество » Жанр: Фэнтези, фантастика, сказка » Каена. (Фэнтези.)
Страница 1 из 11
Поиск: